Вторник, 2017-11-21, 11:57 PM

Креатив Студия "Полет"

Статистика
Друзья сайта

Каталог статей

Главная » Статьи » Студия полет

Прозрение (Часть 2)

День второй…

 

Он тынялся по комнатам не находя места. Что бы он ни делал, причиняло боль. Он садился - было больно сидеть, он пытался лечь, но это не приносило покоя, он вставал, включал музыку, заваривал чай, курил. Пепельница в виде черепа с надписями друзей, была зловещим знаком, говоря о том, что он погиб. Она изображала кисть скелета, по которой были разбросаны карты, бутылки с вином, голые женщины и череп сверху кисти, гласил: «No smoking». Он тушил окурки в пустых глазницах черепка и вновь ложился и вновь вставал, испытывая боль в ломящих суставах. Но боли физической он не боялся, понимая, что вся развязка должна произойти на уровне «желания», этого нельзя хотеть...

Как только это понимание пришло, он почувствовал кисловатый привкус во рту, как во время приема и его накрыло воспоминание «прихода», небывалой щемящей сладостью. Он уже не думал, включив трубу, он уже набирал номер «команды», на обратном проводе ответил Влад:

-        Марк, Дэна приняли, нашли в комнате стакан «вторяков». Сейчас в общаге облава, шмонают комнаты!!! До связи, надо вывезти солому из комнаты, к тебе можно!!!

-        Влад, ко мне нельзя – я спрыгиваю!!! - он сам себе не поверил, но голос был решительным и твердым.

-        Марк, я понимаю, но если накроют, ты же знаешь чем это черева-то всем!!! Просто края... Выручай!!!

В их братстве, «плечо» всегда было символом дружбы и два понятия, борьба со страстью и взаимовыручка, боролись в нем, как мангуст со змеей. Он долго молчал, ища выхода, и потом выдохнул:

-        Ладно, вези…, - он обречено отключил телефон.

Но в нем, появилась злая решимость: «А как ты думал, бросить, когда ты не видишь, не соприкасаешься с этим – это до поры до времени, а увидишь, глаза загорятся и ты сдашься, тебя сломит…» и в нем вновь повторилось наваждение «удовольствия», «разлом, по венам разливается тепло, по телу побежали волнами колики, тяжелые веки закрываются». Он кричал себе: «Нет, нет,…, - но ты же сказал друзьям везите. - Ты же начнешь жрать солому сухой, пока не успокоишься...». «Нет, нет…», - сопротивлялся он, но чья-то ехидная усмешка твердила: «Да, да…».

Перед глазами появилась картина – Человек протягивал руку упавшему. «Иисус, взяв его за руку, поднял его; и он Встал», эти Слова стали Живыми. И он вновь стал молиться: «Господи, я никчемный, страшный человек... Сколько раз Ты протягивал мне Руку, а я, болван отказывался от Нее, все, считая, что я сам справлюсь. Я все шел от Тебя, пока не вляпался, и сейчас по колено в грязи, в трясине, стою, не в силах выбраться. Помоги мне!!! Я умоляю Тебя. Это сожрет меня, не покидай меня!!!», - то ли это был крик, то ли вопль отчаяния, это казалось, сотрясло стены, покачав люстру. Вне всяких сомнений, это услышали и на девятом этаже, но ему хотелось докричаться до Небес, он почувствовал слабость и быстро обмяк.

Он закурил сигарету и ему почудилось, что она поглощает его, он как ошпаренный стал тушить сигарету: «Эта «спичка» не выше меня, я ей приказываю зажечься, я приказываю ей гори и я приказываю ей – погасни».

В этот момент позвонили в дверь и он вздрогнул: «Сейчас и выясним, правду ли ты говорил…».

-        Марк, привет! Это я - Влад.

-        Заходи.

Влад зашел бледный, как стена. Зрачки быстро двигались, переключаясь с объекта на объект, он словно искал «облавы» и здесь. Осмотревшись, он закурил сигарету, и было видно, как он обмякает. Только сейчас можно было увидеть, что он под дозой. Волнение пересиливало и заставляло бодриться. Сейчас же, когда оно отступило, он сразу погрузился в провал. Не открывая век, он, почесывая висок, заговорил:

-        Беда Марк, пацана приняли. Еще хорошо, что у него больше ничего не нашли... Все наши выехали из общаги и вряд ли появятся до вечера. Тебе никто не звонил?

-        Влад у меня труба отключена, я не выйду на свет пока не справлюсь…

-        Марк, я потусуюсь у тебя до вечера, сейчас идти в общагу – это нарываться!

-        Не вопрос, чай будешь.

Они спрятали пакет в кладовой, заставив все тщательно банками с консервацией. Даже попытались похлебать жиденького – супчик. Этот день прошел на удивление быстро. Казалось связанные узами дружбы, они обменивались состояниями на уровне мысли и Марк, вновь ощутил тяжесть в теле, которая возникает при приеме, но уснуть не выходило. Влад посоветовал ему принять сонники, чтобы отключиться, но перерыв всю аптечку он не нашел в ней ничего подходящего. А потом он решил, что если выход будет происходить искусственным путем, то можно одну страсть заменить другой, так и не освободившись от зависимости. Он дал событиям идти своим естественным путем.

 

Ночь

 

Ночью он взялся за Библию, концентрируя внимание, но слова и их смысл ускользали от него. Он читал одними глазами, а мысли его были там, в кладовой за банками. Он встал, вышел на кухню и закурил сигарету. Его ломало, было, чувство, что его выворачивало из нутра, выкручивая руки, суставы. Все, что было связано в телесные узлы, каждый сустав, каждая косточка в своем соединении, были не смазанными заржавленными механизмами.

Марк понимал, что нужно выходить на уровень мысли, заполняя себя полезным делом. Он открыл пояснительную записку, но термины и вообще технические параметры проекта, сейчас в нем вызывали апатию и скуку. Он открыл «Шри Ауробиндо или путешествие сознания» - практический подход к делу, приемы к реализации поставленной цели, все было ему до некоторой поры понятным. Но во время чтения, ему пришло чувство, что «башню может снести» и он отложил книгу.

Его тянуло к кладовой словно магнитом. Он несколько раз заглядывал в нее, просматривая не видно ли пакет сквозь банки, но все было «замуровано» отлично – маринованные помидоры и томатный сок. Осмотревшись, он заметил, что полка, где лежит «соломка» перегружена в отличие от остальных. Он стал расставлять банки равномерно по всем полкам во избежание сильного контраста. За этим делом он даже вспотел к своему удивлению. Расставив банки равномерно, он вдруг почувствовал, что до наркотика «рукой подать» и при желании протяни он руку, можно взять его. Он рукой коснулся пакета, ощупывая его словно священный свиток. Марк достал пакет, и раскрыв увидел «золотой песок», зелье из-за которого сходят с ума, выносят вещи из дома, кончают жизни самоубийством, бросают женщин, пускают под откос, в том числе, жизни родных и близких.

Он съел несколько крупинок, затем взял в ладонь щепотку и закинул ее в рот. Горечь жгла во рту, он сморщился, поскорее запивая сладким чаем. Горечь и сладость – только горечь, не только физическая, горечь моральная, горечь на уровне подсознания, горечь желания, которое становится выше человека – страх. Когда не ты управляешь вещью, а она тобой!

Марк быстро собрал пакет, неистово забрасывая его за банки. Пришла мысль: «Сейчас же все смыть в унитазе. Но я могу распоряжаться только своими вещами, а это не мое, - рассуждал он, - Ты хочешь бросить? Ну и бросай!!! Но как, ходить возле воды и не напиться??? Завтра сестра уйдет на работу, и я выпахтаю «раствор»…».

Что-то похожее на разлом с ним произошло, но долгожданного покоя не было. Он провел еще одну ночь без сна, вспоминая, как это произошло впервые: «Был День Рождения одного из сокурсников – у Игоря... К нему долго готовились, заранее приобрели спиртное, замочили мясо на шашлык, выбрали место для мероприятия – это была Набережная Победы. На небольшой опушке у Днепра, разбили лагерь, кто-то занимался костром, кто-то нанизывал мясо, кто-то готовил импровизированный стол на пеньке, положив сверху лист найденного дсп*.

            Начали с поздравлений именинника. Как полагается в таких случаях, желали: «Счастья, здоровья, успехов в учебе, сданных зачетов, чтоб волосы покрыли, начинающую лысеть макушку». А также: «Успехов на женском фронте, до окончательного полысения, - шутили друзья, - повышенную стипендию и т.д.». Все было очень мило – гитара, звон бокалов, «…Золотые купола, на груди наколоты…», - пели сторонние от этого «мира», студенты.

            Поздравить Игоря приехал один наш близкий друг, которого отчислили из института по нелепому стечению обстоятельств. Марку показалось его поведение немного странным. Он наотрез отказался пить, сославшись, что ему нездоровится. Хотя выглядел он совсем не болезненно. Единственно, что подчеркнул для себя Марк, что вид у Кобы, так в компании называли товарища, действительно был немного уставшим. Он как-то странно закрывал глаза и немного медленно говорил, после каждого слова делая паузы. Но слова были на редкость точными и взвешенными, их можно было назвать продуктом «трезвого и здравого ума», во всех отношениях. Казалось, они увязали в сознании, но выражали очень глубокий смысл. Он в юмористической форме, рассказал обо всех недостатках Игоря, ни словом не обидев именинника. Это вызвало всеобщее воодушевление, все смеялись, и припомнилось еще несколько безобидных курьезных случаев из жизни студентов, без которых не обходится ни одно братство, объединенное учебой.

            Коба загадочно произнес, погружаясь в негу:

-        Марк, не пей больше. У меня есть небольшой для тебя сюрприз.

-        Что за сюрприз??? – заинтриговано, спросил он.

-        Позже узнаешь…

С этой минуты для него перестал существовать сабантуй, гитара и вообще праздник. Он был рассеян и не замечал шуток. Его пытались растормошить, но он, погрузившись в себя, был недвижим внутренне, не понимая, что могло его так выбить из колеи. Он собрался с мыслями, задавая себе вопрос: «Что произошло??? Сегодня пятница, впереди выходные, можно будет выспаться и расслабиться на полную катушку: сегодня мы пойдем в студенческий клуб, и будут танцы, будут девчонки и обычные приключения, новые встречи и игры…». Он вспомнил, что договорились с Элеонорой о встрече в клубе, и это привело его в обычное равновесие: «Всему свое время... Время дано, чтобы жить сейчас, не откладывая на потом, чтобы не сожалеть о драгоценных секундах, потраченных на сомнения, негативы и непонятки…».

-        Сюрприз-то приятный? – спросил он у Кобы.

-        О, это перекроет все твои ожидания!!! Не сомневайся…

-        Ладно, посмотрим.

           

*  *  *

 

Так пролетел вечер, в ожидании и борьбе с ним. Марк, то забывал о нем, веселясь как ребенок, то вновь вспоминал, глядя на Кобу. Пить он не стал, созерцая комичность компании в состоянии «полета». Его это забавляло и он, с некоторым недоумением смотрел на происходящее, задавая себе вопрос: «Неужели и он такой смешной, когда пьян…»

            С Победы решили идти пешком наверх. Пожалуй, надо объяснить как расположен этот микрорайон. Этот спальный район находится словно в нише. Равнинная часть центра города Днепропетровска по Набережной Победы делиться на два этажа «расклиниваясь» на две части. Это становится очевидным и заметным на подъеме на Монастырский остров. Нижним этажом идет Набережная, а на верху – Днепр называют городом на семи холмах, расположены микрорайоны Тополь, район проспекта Гагарина. Параллельно Тополю, расположен район 12-го Квартала, но это уже отдалясь от происходящих событий. Так вот с первого этажа Набережной Победы они стали подниматься по извилистой дороге, которую в народе зовут «Тещин язык» через Мандрыковку, в район «Тралочки»* (Транспортный инст.). Поднимались красиво с песнями, начиная от Цоя «Видели ночь, гуляли всю ночь до утра…», заканчивая Гариком «Я тебе подарю белый колпак…» (в этот вечер он был нужен многим). Все, слава Богу, дошли.

            В предчувствии цивилизации все разбежались по комнатам «забивать» дым костра дезами, переодевая спортивно-походную одежду на прикид современной «молоди». Но в этот вечер, как ни старались парфюмеры всего мира, им так и не удалось «истребить» запах костра.

            …Уединившись от всех, Марк и Коба направились к нему домой. Они договорились с братией встретиться в студенческом клубе.

За всю дорогу практически не проронили ни слова, так, несколько ничего не означающих фраз. Когда они достигли квартиры, предварительно пройдя серьезнейший «допинг-контроль» пытливых глаз, бабушек у подъезда, они некоторое время молчали.

            - Коба, если это понты, я тебя укушу, - шутливо сказал Марк.

 

*  *  *

 

            …Это произошло... Он ждал, что все будет, как с травой (у него был «опыт» с легкими наркотиками) – надо будет выходить «на встречу Тяге», которая являлась словно увеличительным стеклом его собственного состояния. Где страх или радость, смех или чувство голода были в проекции 1 к 10, а бывало и сильнее, в зависимости от шмали* (Шмаль* - марихуана (сленг)). Но сейчас все было иначе. Как только первые «децелы» стали проникать в кровь, его «накрыло» изнутри чувство, что тысячи маленьких колючек побежали по венам... «Снежинки» ударяясь о стенки сосудов, щекотали, выливаясь на кожу приятным зудом. Он поднял штанину и стал расчесывать ногу, затем все переместилось на спину и голову.

            Все тело налилось приятной истомой. Веки наполненные негой замыкали глаза. Волнами, исходящими из сердца, все тело, начиная от макушки до пальцев на ногах, было затоплено поволокой и пребывало в чувстве. Он точно знал, что при желании он может пересчитать каждый волосок на голове, но решив, что это утомительное занятие, Марк приоткрыл глаза и увидел, что Коба за ним следит, расплывшись в улыбке.

            - Ну что Марк скажешь? Фуфло я тебе подсунул… или как?

            - Да, вот это прет!!! – вымолвил Марк, вновь погружаясь в кайф, закурив сигарету.

            Сигарета имела свой вкус, который порой и не замечает курильщик, выкуривая ее на каком-то автомате, как робот выпуская дым.

            - Ты подожди, сейчас пойдем в клуб и на танцполе, ты ощутишь и не такое удовольствие.

            Идти куда-то было лень. Марку казалось, что он уже ««пришел» в то место, оазис…» - он был в эпицентре наслаждения и выходить и удаляться из него не хотелось. Но быстро сообразив, что эпицентр находится внутри и не только последует за ним, но и еще не покинет какое-то время, и он его носитель, вселило в Марка ощущение неземного покоя.

            Они вышли на улицу и Марк пряча глаза прошел мимо всегда радушных к нему и улыбающихся бабушек, ощущая некоторое чувство вины.

            Идти было легко, хотя ноги были ватными. Очень скоро он нашел в движении вкус и как ему казалось, они пошли быстрым шагом в студенческий клуб.

            А потом были танцы... и Марк этой ночью вконец замучил Элеонору, вполне осознав, что означает Дао Любви – «когда она уже не может, а ты еще полон сил…»

            Он сорвался с кровати и включил телефон. С той поры как ему «стулом стала игла…»* (БГ), Элеонора отошла от него. Вначале она уговаривала его не делать этого, ведь слухи, словно тараканы стали расползаться в их компании. Марк говорил, что он остался тем же человеком, что он не продаст и не предаст ее никогда. Он говорил ей: «Это, как закрытый клуб небольшого мужского интереса, который никогда не затопит водой, так как он уверен в себе…». Она плакала, обещала пожаловаться сестре, отвернуться от него, если он не прекратит колоться.

            Он считал, что Элька перегибает палку и сильно преувеличивает его зависимость от наркотиков. Все это время к нему подсылали поверенных лиц для проведения моральных атак, но он точно знал, что посредники, впрочем, как и близкие, не смогут его отговорить или уговорить, нажать на слабость или моральный облик. Его скорее раздражали эти колокола сочувствия, которые втайне его считают погибшим, тяжелобольным, законченным наркоманом.

            Он был уверен, что никто кроме него не остановит, как «не коли», его пристрастия  и он, только он, и никто другой, не извне и не изнутри не сможет победить или сдаться страсти. Никто за него не испытает боль в суставах, никто за него не скажет: «НЕТ НАРКОТИК!!!» Это должен быть «решучий крок…»* (решительный шаг – укр.), который за него не сделает ни один реабилитационный центр. Никто кроме него не заменит центр наслаждения и не выберет другую стезю, не переориентирует подкорки на другие удовольствия, которые должны быть не только выше по качеству, но и должны быть вызваны не искусственным путем. В противном случае, он вновь будет возвращаться к мысли о том, что жизнь без наркотиков не полноценна. «Но где же, где??? – кричал рассудок, - где найти, тот Кладезь, Источник других чувств, которые смогут затмить и стать выше иглы…!???»

            Он анализировал свои состояния и приходил к выводу: «То, что я испытываю, есть у меня глубоко внутри, а наркотик, лишь проводник к себе самому. Он является путеводителем, который кратчайшим путем ведет его во внутрь, раскрывая замки и освобождая от рамок...

            Но почему я зарастаю? Покрываюсь коркой, вновь и вновь «ловлю рамку» - деятельности, бытия, круга в котором нахожусь, страны, в которой живу, национальности, которую несу. В конце концов, религии, последователем которой являюсь…???

            Ведь я же мог родиться, ну скажем в Китае или Индии, в этом случае мне в обязанность вменяется культура Востока и я должен, быть или буддистом или кришнаитом? А ежели в Сирии или Саудовской Аравии, то надо во чтобы-то ни стало быть мусульманином?

            Но я родился в Украине. Родился в смешанной семье евреев и русских, кем я должен стать – иудеем или православным? Я почитаю Христа Сыном Божьим, и Он выше национального вопроса, выше любого этноса. Его нельзя назвать евреем или иудеем, янки или русским, украинцем или итальянцем. Он Свободен Абсолютно и кровь Его пульсирует в единодушном согласии с Богом, находясь в Его Глазах, в Его Дыхании, в Его Мыслях, в Его Желаниях…

            …Он Свободен от всего земного, которое является Каплей Его Величия. И зная это, ограничить Его чем бы то ни было – это предложить повелителю Океана, выкупаться в луже…

            А что же у меня в крови? Ему стало ужасно стыдно... Жалкое желание прогнать по венам раствор растения с зеленой головкой…

            И ты готов променять это чувство Свободы, где нет границ, где нет меняющего материю времени, где нет смерти, которая чужда Духу, подвергая трепету со временем стареющую плоть, на слабую и в то же время сильную материю, которую ты ублажаешь сладкой негой?

            … Ты считаешь себя Свободным, когда колешься!!!??? Это так называемая свобода, свобода на миг – свобода, ценой дозы, рабом которой становишься в поисках Свободы!!!

            Но это лишь вначале, а затем рабство становится эксплуатацией твоих чувств, твоего тела, твоей боли, толкая ради наркотика оставить все, забыть себя, продать себя. Предавая близких. Воруя нелегко доставшиеся вещи, заработанные тяжелым трудом!!! Ты опускаешься, перестав следить за своей внешностью и лицо твое становится серого, земляного цвета – земля скоро примет тебя…

            …Стоп!!! Стоп!!! Этого нельзя допустить!!! Я на правильном пути – то, что я ищу находится во мне. Я должен находить себя без наркотика!!! Я должен снимать рамки денег, границ, догматов, …измов, пребывая в естественном состоянии.        

            Я догадываюсь, что есть реальный Рай, как мое дыхание, где нет национальностей, где есть одна единая неделимая Небесная Республика. Там каждый Гражданин является Полноценной Волшебной Личностью, способной Творить Чудеса!!! «Таких есть Царствие Небесное, - говорил Иисус, указывая на детей, - Любой из них Выше пророков, ибо они невинны…»

            О, да, они невинны…, но я же по уши в грязи, куда мне до их чистоты!!! Они естественны... А если я буду таковым, из меня повылазит столько гадости, даже и подумать страшно…»

            «Я хочу отпустить все, что меня порабощает… отпустить все грехи, только не по миру, а, заключив их в непроницаемый сейф, с кодовым замком, забыв пароль доступа, закопать глубоко в землю – с почестями, достойно похоронив их.

            Оставить хочу лишь самого себя чистого, первозданного, как в самом начале, где нет «автомата», закоснелых привычек на грех.

            Пусть привычкой станет радость, свет, милость, сила, крепость, Любовь... Пусть Она станет повелительницей всех чувств, движений... Пусть Ее сила разрушит все узы, разорвет все цепи, освободит из душного замка, где все пропитано запахом опия…»

 

*  *  *

 

Так проходила еще одна ночь в воспоминаниях и мыслях. Но, рассуждая, где-то в подсознании он ждал утра. Словно заноза, желание захватило его мысли и не давало покоя. Он ждал момента, когда сестра уйдет на работу. В какой-то миг он дал согласие на укол и теперь желание завладело им. Эта мысль иногда меркла, уходя в тень, то вновь возникала грозным приказчиком, с которым он был не в силах бороться.

Этой же ночью он несколько раз порывался позвонить Элеоноре. Но, глядя на часы, он понимал, был третий час ночи, что она в лучшем случае «пошлет его… куда подальше…», но, к счастью, как и первое желание, эта мысль глубоко засела в его сознании…

Он моделировал ситуации и подбирал слова, которые скажет ей: «Милая, родная, славная… я увяз в наркоте, как муха в г… - на этой мысли он рассмеялся, - Да, скажи я ей такое… на наших отношениях можно будет поставить «крапку»».  

«Нет, надо не так, - и он вновь готовил речь, -  Дорогая Эля... Нет, она скажет, что это очень циничное, старомодное название женщины, которая уже лет двести состоит в браке со скрягой, который подсчитывает затраты на нее... Надо по-другому…»

            «Рыба моя... Снова не то, она подумает, что я издеваюсь над ее очками, которые все нахваливают. Но они и вправду делают ее и без того большие глаза еще больше»

            «Радость моя ненаглядная, - нашел он ключ к первому замку, - ты единственная... Ты мой Островок, среди бушующего океана невзгод! Ты прекрасно понимаешь в каком я положении... Я не вижу шансов, что ты меня простишь, но ты очень нужна мне – ты первая протянешь мне руку. Я знаю, тебе не нужен наркоман. Ты хочешь детей, ты хочешь любви и я ее очень хочу!!!

            Я жду тебя… Я жду тебя… Я хочу тебя обнять, прижать к сердцу и не отпускать тебя никогда…»

            «Но она начнет с морали... Боже мой, как я не хочу морали. Единственное чего я хочу, так это понимания. Я не хочу наставительных речей, я не хочу сострадания, я не хочу, чтобы она считала меня больным и пришла, как к пациенту, пораженному неизлечимой болезнью. Я не хочу, чтобы она пришла из жалости. Я хочу, чтобы она пришла из Любви… и если она сможет это понять, я выкарабкаюсь и смогу победить недуг!!!»

            Как только мысль об Элеоноре остывала, перед ним неотступно, стражем возникал образ наполненного шприца… Он выгонял воздух, подгоняя раствор к игле... В предвкушении укола по телу побежали мурашки…

Нет, нет, Господи ради всего святого, не повторяй этого наваждения: «Ты Один можешь меня понять!!! Ты Один знаешь как вошел и Ты знаешь как выйти!!!»»

Категория: Студия полет | Добавил: dimonkur (2011-02-04) | Автор: Юрий Макаров
Просмотров: 386 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: